filibuster60: (корсар)
     Собственно, вот. Про бедного моего Томми:



     Ну обожаю я это кино. И никогда не перестану обожать.
  

filibuster60: (кэп задумался)
     Помню, как в своё время меня убила в моём самом любимом фильме табличка на таверне - "Адмирал Бенбоу", на русском (!) языке. Фильм 1971 года, "Остров Сокровищ", конечно. Что, трудно было написать "Admiral Benbow", что ли?
     Однако фильм как был любимым с одиннадцатилетнего возраста, так и остаётся. И останется, тут и сомнений быть не может.
     И вот сижу я на шканцах "Барабульки", возле коффель-нагельной планки левого борта, в своём любимом плетёном ямайском шезлонге, потягиваю эль ("Камчатское № 1 светлое"), и тут заявляется, стало быть, Макс из носовой абордажной команды и без слов протягивает мне ссылку.
     Вот тут я и заторчал. Мало того, что... )
filibuster60: (корсар добрый)
     Вопрос: сколько вам нужно времени, чтобы пересказать содержание "Острова Сокровищ"?
     А вот хэви-металлической команде "Running Wild" для этого понадобилось ровно 11 минут 13 секунд.
     И неплохо ведь получилось... :)

и неплохо получилось )
filibuster60: (корсар)
     Совсем забыл сообщить, что моя книжка "Тот самый остров" в формате PDF выложена на сайте Нахимовского училища.

 Тот самый остров

     Выражаю искреннюю благодарность МуРене.

     * ну и, разумеется, немедленно выпил *

filibuster60: (флибустьер)

     Этот момент из "Острова Сокровищ", я надеюсь, помнят все. Капитан Смоллетт, сквайр Трелони и доктор Ливси со слугами и преданными матросами гребут на тузике от "Испаньолы" к берегу. Пираты же во главе с Израэлем Хэндсом готовят пушку:


     – Навались! – закричал капитан. – Теперь уж не важно, затопим мы четвёрку или нет. Если нам не удастся добраться до берега, всё погибло.
     – Отваливает только одна шлюпка, сэр, – заметил я. – Команда другой шлюпки, вероятно, побежала по берегу, чтобы перерезать нам дорогу.
     – Им придётся здорово побегать, – возразил капитан. – А моряки не отличаются проворством на суше. Не их я боюсь, а пушки. Дьявол! Не одно, так другое... Предупредите нас, сквайр, когда увидите зажжённый фитиль, и мы чуть-чуть подвернём.
     Несмотря на тяжёлый груз, наша четвёрка двигалась теперь довольно быстро и почти не черпала воду. Нам оставалось каких-нибудь тридцать-сорок раз взмахнуть вёслами, и мы добрались бы до песчаной отмели возле деревьев, которую обнажил отлив. Шлюпки пиратов уже не нужно было бояться: мысок скрыл её из виду.
     Отлив, который недавно мешал нам плыть, теперь мешал нашим врагам догонять нас. Нам угрожала только пушка.

в чём суть-то )
filibuster60: (корсар)
     Откроем мою любимую книжку:



     …Мы поспешили на палубу. Смола пузырями выступила в пазах. Кругом в воздухе стояло такое зловоние от болотных испарений, что меня чуть не стошнило. В этом отвратительном проливе пахло лихорадкой и дизентерией. Шестеро негодяев угрюмо сидели под парусом на баке. Шлюпки стояли на берегу возле устья какой-то речонки, и в каждой сидел матрос. Один из них насвистывал «Лиллибуллеро»…

filibuster60: (Default)
     ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА
     Автор искренне просит прощения за допущенные им вольности в отношении судьбы и характеров моряков подводной лодки U-925. Все они, кроме корветтенкапитана Пауля фон Рёйдлиха и капитан-лейтенанта Клауса Фогеля – реальные люди.
     По официальным данным, немецкая лодка U-925 (тип VII-C) под командованием оберлейтенанта цур зее Гельмута Кноке вышла 24 августа 1944 года из базы Кристиансанд (Норвегия). Последнее донесение от неё было месяц спустя, 20 сентября (квадрат AL47, приблизительно 56ºN, 26ºW), лодка числится пропавшей без вести. Весь экипаж (пятьдесят один человек) считается погибшим.
     Оберлейтенант цур зее Петер Роговски, капитан подводной лодки U-866 (тип IX-C/40), действительно погиб 18 марта 1945 года вместе со всем экипажем под глубинными бомбами американских эскадренных миноносцев – примерно в двухстах милях к зюйд-осту от острова Оук.
     Все остальные персонажи – вымышленные, так что всякое совпадение с реальными лицами, скорее всего, является случайным.
     Эту книгу автор посвящает всем морякам, особенно – будущим.

filibuster60: (Default)
     seventeen
     Вот и вся история, сэр. Пока что вся. Не устали? Мы даже про ром как-то позабыли, а в бутылке ещё, кажется, что-то есть…
     В океане всегда найдётся что-то интересное и таинственное. И разгадку, быть может, придётся ждать годами. Но ведь коньяк от выдержки только крепчает, не так ли?
     А теперь - ... )
filibuster60: (Юрген фон Заур)
     siebzehn
     27/IX-1944
     Печально, тетрадь почти кончилась, осталось всего три чистых листа. Другой тетради нет. После пожара на лодке я думал, что будет нечем писать – ведь всё сгорело, и карандаши тоже, только огрызок в кармане – но утром трясущийся Ганс Циммель за полстакана шнапса подарил мне хорошую авторучку. Похоже, он ей даже не пользовался. Однако старый огрызок карандаша я не выкинул. Берегу, сам не знаю зачем.
    
Хорст распорядился... )
filibuster60: (Default)
     sixteen
     Минут пятнадцать понадобилось нам, чтобы хоть немного прибраться на верхней палубе после стычки. Потом мы подняли паруса и, описав циркуляцию, прошли над тем местом, где пошли на дно остатки «Золотой лани». Дым уже растаял; на поверхности воды посередине большого масляного пятна плавали куски пенопласта, спасательный круг и всякий мусор – всё, что осталось от грозного пиратского судна. Ни одного живого человека в воде мы не заметили – вот так и сбылась старая флибустьерская песенка, которую всегда приписывают Стивенсону, но которую, сдаётся мне, пели и до него:

     Fifteen men on a dead man's chest –
     Yo ho ho, and the bottle of rum!
     Drink, and the devil had done for the rest –
     Yo ho ho, and the bottle of rum!


     Не считая Руслана... )
filibuster60: (Юрген фон Заур)
     sechzehn
     26/IX-1944
     Боже, как же я вчера напился… ничего не помню. Ну ладно, у меня хоть причина была. У эсэсовцев, похоже, это ежедневный ритуал. Я проснулся почти в полдень и долго не вылезал из воды. Когда позвали на обед, откуда-то сверху раздался гул винтов самолёта.
    
Все задрали головы... )
filibuster60: (флибустьер)
     fifteen
     За ночь мы отмахали пятнадцать миль на зюйд, повернули на ост и прошли ещё тридцать пять. Выходило, что сейчас мы действительно находимся в ста семидесяти милях к ост-зюйд-осту от Гренадин. Поразмыслив, мы решили пройти ещё миль пятнадцать-двадцать на ост, а потом ворочать влево на норд, ещё миль двадцать и прямиком на Барбадос. Если пираты не совсем дураки, то они должны будут заниматься поисками не Руслана, а тихоходной парусной яхты, поймать которую куда как проще. Маленький катерок типа «Текилы» имеет чрезвычайно мало шансов добраться до Барбадоса из-за слишком малого запаса топлива, а в первую очередь – по причине неопытности «капитана», да ещё при возможном ухудшении погоды. На месте Жана-Люка я бы тут же решил, что Акбар на прыгающей по волнам «Текиле» обречён, океан неминуемо убьёт его – а значит, не стоит тратить на него драгоценное время и топливо. Поэтому пираты непременно пойдут в сторону Тринидада, то есть на зюйд-вест. Скажите, мы всё рассчитали правильно? Вот-вот. Но только логика Жана-Люка по кличке Кулак работала в совершенно непостижимом для меня направлении.
     Часов в десять утра... )

filibuster60: (Юрген фон Заур)
     fünfzehn
     Дописываю вечером, по часам 20.00. До сих пор не могу прийти в себя – во-первых, после вчерашнего, во-вторых, после сегодняшнего. На обратном пути я долго сидел на могиле Герхарда и плакал. Мне было жалко себя, жалко тех, с кем я столько пережил на борту U-925, жалко Гретхен и не знаю кого ещё. Мне было очень плохо. Что-то в этом мире не так. Ведь мы же люди! Или нет?
    
Я дошёл до дальнего... )
filibuster60: (флибустьер)
     fourteen
     Однако слабый ветерок, который лениво ворошил воду бухты, вечерним бризом назвать было нельзя. При таком «ветре» корвет будет иметь максимум два узла, и нас неминуемо накроют из автоматов прямо с берега.
     – Может, отбуксируем яхту в океан катером? – спросила Мэг. – А уж там должно подуть…
     – В чём проблема? – спросил Руслан. Ему в двух словах объяснили. Руслан пожал плечами – мол, решайте сами, моё дело сделано, а в море я не дока.
     – Снимем аккумулятор с катера, – сказал я. – И уходим под дизелем. Должен завестись!
     Это было рискованно... )


filibuster60: (Юрген фон Заур)
     vierzehn
     25/IX-1944
     Ночевать пришлось под открытым небом – благо, что очень тепло.
     Вчера после обеда унтерштурмфюрер Ганс привёл всех оставшихся эсэсовцев. Один из них оказался пожилым гауптшарфюрером в пенсне. Ганс ещё раз выразил сожаление по поводу случившегося и сказал, что теперь, очевидно, всем нам придётся жить в палатках, поскольку жилые помещения бункера по странной прихоти доктора стали недоступны. Доктор Райнеке и в самом деле закрылся на все замки, отключив кодовые кнопки. Теперь можно ожидать чего угодно – никто не знает, как поведёт себя этот дурацкий “шатёр”, если доктору взбредёт в голову что-нибудь там переключить. То, что учёный был немного не в себе, сомнений ни у кого не вызывало.
    
Пока мы перетаскивали... )

filibuster60: (флибустьер)
     thirteen
     – «Текила», здесь Кулак. На связь, приём.
     Руслан сказал, кивнув в сторону трупа Марио:
     – Жан-Люк вызывает. Возьмите «уоки-токи», несите сюда.
     Рация между тем продолжала вызывать какую-то «Текилу», которая, наконец, ответила:
     – Здесь «Текила». Приём.
     – Вы что там, дрыхнете все?! Шкуру спущу! Что там у вас?
     – У нас всё нормально. Марио с Акбаром на берегу, ищут, где указано.
     – Долго ищут, лентяи! Эй, Марио! Слышишь меня? Ответь Кулаку!
     Руслан чуть ли не заорал:
     – Быстрее, шайтан вас раздери!
     Я метнулся к Марио... )

filibuster60: (Юрген фон Заур)
     dreizehn
     24/IX-1944
     Это ужасный день. Страшный. Не знаю даже, как описать. Руки дрожат.
     Капитан назначил выход в море на полдень. Для меня же всё началось с того, что после завтрака я улегся под своим любимым кустом записать то, что было вчера. И едва закончил  и пошёл к лодке, как увидел следующее.
     На пирсе собралась большая часть экипажа с офицерами, я не заметил только капитана и  шеф-механика. Люди стояли между лодкой и как всегда пьяным Эрхардтом фон Дитцем. В правой руке у штурмбаннфюрера был автомат с откинутым прикладом, в левой – автоматный магазин. За его спиной стояли ещё три эсэсманна, тоже с автоматами. Фон Дитц тряс красным лицом, брызгал слюной и орал:
     – Измена!!! Предательство!!! Именем фюрера!!! Разойтись!
    
Он, как выяснилось... )
filibuster60: (флибустьер)
     twelve
     Было что-то около пяти пополудни, когда мы, здорово устав, вышли к ручью, который течёт по болоту в Южную бухту. По пути я подробно рассказал Мэг обо всём, что увидел в сокровищнице и о своих мыслях внутри неё, на что Мэг сказала, пожав плечами:
     – А я и так была уверена, что ты не поведёшь себя, как братик Али-Бабы…
     Данни вёл себя странновато – выглядел обеспокоенным и взволнованно потягивал носом воздух. Мы этому значения не придали, а зря. Я предложил передохнуть и доесть остатки бутербродов перед последним этапом перехода, и мы только собрались присесть, как вдруг увидели, что нас держат на мушке.
     Прямо перед нами... )
 
filibuster60: (Юрген фон Заур)
     zwölf
     23/IX-1944
     С утра на лодку заявился вдрызг пьяный комендант. Он уговорил капитана выйти на пирс и долго его там упрашивал о чём-то. Мимо проходили члены экипажа – кто на борт, кто на берег – а он воровато озирался, пытался брать Змея под руку и старательно заглядывал ему в глаза. В конце концов, капитан громко сказал ему “да” несколько раз, но добавил, что не раньше, чем тот проспится. Штурмбаннфюрер расплылся в улыбке, ещё раз нервно оглянулся, сказал “яволь” и “хайль Гитлер”, после чего заплетающейся походкой отправился по дороге в джунгли. Было очевидно, что начинающаяся жара по пути развезёт его ещё больше, и что спать ему предстоит где-нибудь под кустом или на обочине.
     Фон Рёйдлих, брезгливо отряхнув рукав, подозвал своих помощников, штурмана и меня.
    
- А где шеф-мех?.. )
filibuster60: (флибустьер)
     eleven
     Дорога вывела нас прямо к скале, причём по пути нам попались лежащие на обочине ветхие останки легкового автомобиля. Это-то откуда здесь? Впрочем, мы решили, что раз есть дорога, то почему бы не быть и автомобилю.
     Всё соответствовало скачанной из Интернета карте – с одним лишь уточнением. Нам не пришлось вставать лицом к скале, отсчитывать от неё десять саженей и копать яму, обливаясь солёным потом.
     Яма была давно выкопана... )

Profile

filibuster60: (Default)
filibuster60

August 2011

S M T W T F S
  1 2 3456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:53 am
Powered by Dreamwidth Studios